Начиналось все достаточно обычно, в начале 2014 года к нам обратились мать с дочерью, назовем их семья Л., по поводу снятия их ДЖПиЖФ Москвы (ныне ДГИ Москвы) с очереди по улучшению жилищных условий. При этом семья Л. состояла на учете по улучшению жилищных условий с 2003 года.

 Поводом стало наличие у бывшего супруга дома в собственности где то под Орлом. В общем то, ситуация стандартная, но все осложнялось тем, что в коммунальной квартире, где они проживали незадолго до этого освободилась комната в связи со смертью жильца и по закону, да и, по простой логике, им должны были улучшить условия, присоединив эту комнату. Но! В этой квартире, кроме них и умершего, проживала еще одна соседка, назовем ее К.  Комната у К. была приватизирована, но она тоже была не прочь присоединить свободную комнату путем выкупа.

 Впрочем, обо всем этом мы узнали много позже.  Вначале нами был подан иск о восстановлении в очереди.  И, в мае 2014 года Пресненский районный суд города Москвы признал незаконным оспариваемое распоряжение ДЖП и ЖФ города Москвы от 22 января 2014 года № У57-597 о снятии  семьи Л.,  с жилищного учета.

Распоряжением ДЖП и ЖФ города Москвы № У57-9989 от 22 июля 2014 года, семья Л. восстановлена на учете нуждающихся в улучшении жилищных условий с сохранением даты постановки на жилищный учет с 29 мая 2003 года.

 

И это был  первый круг ада под названием- мытарства очередников.

 

Радость по поводу выигрыша была недолгой. Совсем скоро семья Л. вновь оказалась у нас в офисе, поскольку, как выяснилось, в это самое время К. обратилась в ДЖП и ЖФ г. Москвы с заявлением о выкупе освободившейся комнаты.

 

По всей видимости, ДГИ показалось значительно более выгодным продать искомую комнату, чем предоставлять ее даром. Требования закона? Не слышали.  Мы, конечно предполагаем, что именно сотрудник ДГИ посоветовал К. подать иск  к ДГИ в Дорогомиловский районный суд г. Москвы, о признании преимущественного права выкупа жилого помещения. Степень участия в написании иска и прочие вызывающие интерес детали нам увы неизвестны. Однако, такой иск был подан и успешно удовлетворен. Впрочем, несмотря на привлечение членов семьи Л. в качестве ответчиков, никакого уведомления о поданном иске они не получали, да и имена ответчиков были указаны мягко говоря некорректно.  Так, в решении суда некто, якобы из семьи Л. с именем Татьяна (каковой в этой семье нет и не было) была оказывается уведомлена надлежащим образом. Впрочем, интересующиеся об этом решении смогут прочесть в прилагаемой апелляционной жалобе.  Несмотря на попытку суда увидеть в действиях семьи Л. злоупотребление правом, и как следствие сделать затруднительным обжалование данного решения, и особенно восстановление срока на обжалование ( а, о имеющем место решении суда семье Л. стало известно только из ответа из ДГИ с отказом в присоединении комнаты на том основании видите ли, что она уже продана К.), мы все же успешно восстановили срок и подали апелляционную жалобу. 

И, voilà, апелляционным определением судебной коллегии по гражданским дела московского городского суда от 20 января 2015 года в удовлетворении исковых требований К. к Л., ДЖП и ЖФ города Москвы о признании преимущественного права выкупа жилого помещения отказано. Данным определением установлено, что в вышеуказанной квартире имеются лица, признанные нуждающимися в улучшении жилищных условий, а именно семья Л., в связи с чем за К. не может быть признано право на выкуп освободившейся комнаты.

Так завершился второй круг.

 

Опираясь на данные документы, Л. снова обратились в ДЖП и ЖФ г. Москвы по вопросу присоединения освободившейся комнаты, но! В присоединении Л.  снова было отказано, предложен выкуп.

Нам ничего не оставалось, как предложить семье Л. обратиться в суд с иском к Департаменту городского имущества города Москвы, об обязании ответчика предоставить освободившееся жилое помещение.

И вот, 20 февраля 2015 года Дорогомиловский районный суд г. Москвы удовлетворил  иск семьи Л., к Департаменту городского имущества города Москвы о признании преимущественного права на предоставление освободившегося жилого помещения.

И это был – третий круг.

Казалось бы, мытарства окончены, но, не тут то было.  Дальше была длительная переписка семьи Л. с ДГИ полная ответами не содержащими ответов.  Наконец ДГИ решил, что раз в решении суда не указан вид договора, то они и не будут данное решение выполнять.

И это был четвертый круг.

 Семья Л. попыталась получить исполнительный лист, но суд разьяснил, что не выдает исполнительные листы на такие требования.  Семья Л, потихоньку впадая в отчаяние все же снова вернулась к нам с вопросом: что делать? Мы помогли им составить заявление о разъяснении решения суда.  Вскоре, 18 мая 2016 года (да, да, именно столько длилось общение с нашими жилищными чиновниками) Дорогомиловский районный суд г. Москвы  разъяснил свое решение от 20 февраля 2015 г. по данному гражданскому делу № 2-199/15 по иску семьи Л., к Департаменту городского имущества города Москвы о признании преимущественного права на предоставление освободившегося жилого помещения, указав, что Департамент городского имущества города Москвы обязан предоставить семье Л. освободившуюся комнату, в квартире коммунального заселения, расположенную по указанному адресу именно по договору социального найма.

И это был круг  пятый.

Обрадовавшись, что теперь то уж судебное решение иного толкования не имеет, семья Л снова мужественно вступила в переписку с ДГИ. Но, кроме ответов: ждите, мы согласовываем - не получали ничего. Терпение, по понятным причинам  стало лопаться, и они хотели узнать, нельзя ли как то данный процесс ускорить, поскольку никакой определенности они не испытывают, и это им порядком надоело. Мы, посовещавшись решили порекомендовать им обратиться с заявлением о возбуждении уголовного дела по статье 315УК РФ « Неисполнение приговора суда, решения суда или иного судебного акта», поскольку данная статья как раз и содержит норму предполагающую ответственность за злостное неисполнение представителем власти, государственным служащим, муниципальным служащим, а также служащим государственного или муниципального учреждения, коммерческой или иной организации вступивших в законную силу приговора суда, решения суда или иного судебного акта, а равно воспрепятствование их исполнению.  Причем  мерой наказания может выступать не только штраф в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, но и  лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет, а так же возможны или  обязательные работы на срок до четырехсот восьмидесяти часов, или же принудительные работы на срок до двух лет, либо арест на срок до шести месяцев, и даже  лишение свободы на срок до двух лет.

Санкции статьи семью Л. впечатлили, идея нашла понимание. Ну, сказано- сделано.  Поскольку предварительное расследование согласно ст. 150 УПК РФ по делам о преступлении, предусмотренном ст. 315 УК РФ, проводится в форме дознания Федеральной службой судебных приставов, то именно туда и было подано данное заявление.  И как же были они удивлены, когда в самые кратчайшие сроки их вызвали в ДГИ  для……тадам!, подписания договора социального найма.

Так закончился круг шестой и последний.

Счет,  семья Л.- ДГИ Москвы:  5-1.

Так и хочется сказать: вот что УК животворящий делает!

 

 

Сейчас нет вложений для отображения

Как нас найти?
Для юридических лиц