Родственники, всерьез (и как выяснилось позднее, не без оснований) опасаясь за жизнь и здоровье дедушки и не в состоянии понять, что же им делать в данной ситуации, стали искать юриста. Долго ли искали, то мне не ведомо, но в конце концов пришли к нам.

Действовать решили не медля и уже на следующий день внуки, вместе с снохой и в присутствии нашего представителя - юриста Заречневой Светланы Александровны, обратились к участковому уполномоченному полиции  с целью обеспечить им доступ в  квартиру дедушки, поскольку  он находится в беспомощном состоянии вследствие перелома шейки бедра, квартира закрыта на навесной замок,  позаботиться сам о себе он не может. А поскольку, как соседка, так и участковый утверждали, что соседка является хозяйкой квартиры дедушки, по завещанию (!!!) (хотелось бы знать, участковых юриспруденции учат вообще?), а завещание вступает в силу только после смерти завещателя, то мы имели все основания полагать, что дедушка возможно уже и умер.  

Нами для удостоверения состояния дедушки были приглашены сотрудники УСЗН района. В доступе в жилое помещение нам было отказано и юристу пришлось  обратиться к начальнику ОВД по данному району, который и дал указание участковому уполномоченному полиции обеспечить доступ в квартиру дедушки в присутствии понятых.

В квартиру мы не входили, поскольку нам не позволил участковый,( по тем же основаниям) но по словам понятых дедушка находился в ужасном состоянии, жевал одеяло, просил есть и пить, утверждал, что не ел 2 или 3 дня, белье не менялось длительное время и уход за ним не осуществлялся.

Участковый уполномоченный полиции,  выскочив из квартиры находясь в очевидном шоке от увиденного, предложил нам немедленно вызвать бригаду Скорой помощи. Участковым уполномоченным полиции  на свой телефон были сделаны две видеозаписи на которых видно состояние  дедушки. (забегая вперед, скажу, что впоследствии данные записи таинственнейшим образом исчезли) Бригадой Скорой помощи дедушка был доставлен в 29 городскую больницу (ГКБ № 29 им. Н.Э. Баумана ДЗМ Москвы) В результате перенесенных страданий дедушка скончался в вышеуказанном лечебном учреждении через два дня.

Несмотря на то, что мы считали, что дедушка умер не вполне по естественным причинам, в возбуждении дела нам все же отказали. Но и нашей и родственников принципиальной позицией было – и завещание и доверенность были написаны не отдающим себе в своих действиях отчет человеком и как следствие  недействительны. Именно исходя из этого мы и вышли в суд с иском о признании данных документов недействительными. Тут  цепь странных совпадений не прервалась. Наша свидетельница, а это как раз из соседок, неожиданно отказалась от явки в суд. (впоследствии в частной беседе она сослалась на угрозы от неизвестных лиц).  Так же выяснилось, что для дачи заключения перед подписанием документов приглашался участковый психиатр. В общем нам стало очевидно, что атака на квартиру и деньги на книжке дедушки (снятые соседкой по той самой доверенности практически под ноль) – не импровизация, а скорее хорошо и возможно давно спланированная акция. Впрочем  как психиатр, так и вызванный ио нотариуса на допросе в суде откровенно плавали. Видимо поэтому, несмотря на свидетелей со стороны соседки расписывавших дедушку в самых радужных красках, экспертиза назначенная судом  первой инстанции (в институт им. Сербского, кстати- не хухры мухры, самый авторитетный институт, хотя……..) вынесла безапелляционный вердикт – на момент подписания как доверенности, так и завещания дедушка не понимал значение своих действий и не мог ими руководить. С учетом того, что как раз пришел ответ на запрос из Узбекистана окончательно подтвердивший родственную связь между нашими доверителями и покойным ( не все документы увы сохранились в семейных архивах), то  Бутырский районный суд г.Москвы принял решение об удовлетворении нашего иска.

Сейчас нет вложений для отображения

Как нас найти?
Для юридических лиц